in

Зомби-сказка: Лис и Мраморная дама. Колдовство

Продолжение. Предыдущие части вы можете прочитать здесь: глава 1глава 2глава 3глава 4глава 5, глава 6глава 7, глава 8глава 9, глава 10глава 11глава 12, глава 13глава 14глава 15глава 16

При свете солнца хижина колдуньи выглядела обыкновенным жилищем небогатой одинокой женщины. Узкое, аккуратно заправленное шерстяным одеялом ложе, развешанная по неровным стенам глиняная посуда да пучки сухих трав с пряным ароматом, которые вполне могли сойти за кухонные приправы. Трудно было представить, какие темные дела творились здесь всего несколько часов назад. Только покрытый жирным слоем золы очаг и присутствие хозяйки напомнили Тьерри о прошедшей ночи, когда он, дрожа от холода и страха, сидел возле огня, а ведьма требовала от него решения.

Этим утром пламя еще не развели, очаг напоминал забытую после бурного пира чашу и в домике царила сырость, наполненная запахами осеннего леса. Снаружи уныло шумели на ветру высокие деревья и Тьерри ощутил, как тоска, ненадолго убаюканная ласками Жакетты, вновь выползает из своего логова, как пробудившаяся змея. Но ведьме не было дела до его тоски.

Она указала им на грубо сколоченную деревянную статью, стоявшую у стены, а сама оседлала кривой табурет, наклонившись вперед и уставившись на них взглядом хищной птицы. Глядя в эти пронзительные выцветшие глаза, Тьерри хотя бы внешне старался сохранять спокойствие, но сердце ему не подчинялось. Оно то сжималось в груди, будто горошина, то разбухало, как разогретый кузнечный мех. Жакетта даже и не пыталась притворяться: личико, обрамленное яркими кудрями, выглядело бледнее осеннего рассвета.

— Ну вот что! – вдруг резко, словно продолжая разговор, заговорила ведьма. – Жертву твою приняли и, как мне показалось, даже одобрили.

Тут она улыбнулась, показав желтые зубы, а Тьерри вздрогнул. Это напоминание было для него мучительно, хотя колдунья, похоже, наслаждалась его падением.

— Тетушка, — умоляюще начала Жакетта.

— Помолчи, — оборвала ее тетка. — Надо уметь смотреть правде в глаза. Он сделал выбор и получит то, что хотел.

Сделав усилие, Тьерри попытался сосредоточиться на столь желанном будущем.

— Но как? – воскликнул он нетерпеливо. – И когда?

— Слушать тоже надо уметь, — ехидно заметила ведьма. — Убить оборотня непросто, но можно. Главное, что ты получил на это согласие его хозяина. Пусть твоя дама принесет тебе один из его клинков. Это самое надежное. Оборотня надо убивать его собственным мечом. Как только получишь, что нужно, отдашь меч мне: его еще надо заклясть. А когда все будет сделано, тебе останется только дождаться, когда враг твой отправится на охоту. Прикончить его нужно, когда он наденет свою дьявольскую личину. Если не наделаешь глупостей, получишь и жену, и замок.

При последних словах Тьерри покраснел. Он, конечно, был влюблен в Гризельду, в том не было никаких сомнений. Разве не рисковал он ради нее жизнью? И даже дважды. Но ум его походил на город, где он вырос, город со множеством улиц, переулков и тупичков. А потому не одни любовные грезы теснились у него в голове, как и город наполняют не одни только нарядные беззаботные гуляки. Юноша был слишком практичен, чтобы не думать о последствиях этого брака и тех удивительных переменах, которые он сулил. Рыцарские шпоры мерцали перед ним, как золотой мираж и Тьерри был готов сразиться с десятком оборотней, упырей и призраков ради того, чтобы заполучить красавицу в постель и герб на ворота.

лис и мраморная дама

Насмешливая улыбка на тонких губах ведьмы вернула его к реальности: она видела его насквозь и в душе Тьерри поднялось раздражение, естественное для каждого человека, которого поймали на тайных и не очень красивых мыслях. «Эта женщина может принести немало хлопот, если я стану мужем Гризельды», — подумал он внезапно. Но размышлять об этом в присутствии колдуньи было неразумно.

— Я должен буду сразиться с Изенгрином? – быстро спросил он, чтобы отвлечь ее.

— Ну сам он на твой меч не бросится, — ядовито заметила женщина. – К тому же тебе, похоже, надо привыкать. Разве не такой жизни ты для себя желаешь?

Тьерри слегка нахмурился, но не стал отвечать. Вместо этого он поинтересовался:

— Значит, все, что мне нужно сделать – это прикончить оборотня?

Тетка Жакетты усмехнулась.

— Не советую тебе так легкомысленно смотреть на это. На словах и Иерусалим взять проще пареной репы, а он опять в руках неверных. Вот как ты собираешься попросить у любовницы меч Изенгрина, если тебя повсюду ищут и ты даже не можешь приблизиться к замку?

Тьерри помрачнел. Только что проблема казалась почти решенной, а сейчас снова все осложнилось.

— Я могу сходить к мадам Гризельде, — после паузы робко предложила Жакетта.

Но колдунья покачала головой.

— Дама тебя не знает и разговаривать не будет. Идти должен он.

— Я могу переодеться нищим или монахом.

Тетка Жакетты фыркнула, будто поочередно представила Тьерри в рясе и рубище.

— Шито белыми нитками. И все же ты на верном пути. Не догадался еще?

— Ну не колдуном же мне притвориться, чтобы этот сын дьявола был рад меня видеть! – нетерпеливо воскликнул Тьерри. – В этом случае можно рассчитывать на гостеприимство, но, боюсь, меня разоблачат как только речь зайдет о шабашах и зельях. Разве ты что подскажешь.

— Тетушка имеет в виду другое, — тихо произнесла Жакетта, которая догадалась раньше. – Вам не обязательно приходить в виде человека.

Тьерри замер, пораженный таким поворотом дела.

— Значит, это правда? Такое возможно? Ты можешь превратить меня в зверя или птицу?

— Дать хоть в ночной горшок! – насмешливо бросила ведьма. – Но это, пожалуй, слишком. Я сделаю так, что какое-то время ты сможешь по желанию менять человеческий облик на личину зверя и обратно. За этот срок ты должен совершить все необходимое.

лис и мраморная дама

У Тьерри мурашки побежали по спине, но одновременно, как росток из весенней земли, проклюнулось любопытство.

— И в какое же животное ты меня превратишь?

— Это мы увидим, когда заклинание подействует. Станешь тем зверем, на которого похож больше всего. Так это работает.

— А я? – вдруг спросила Жакетта.

— Что ты?

— Я бы хотела пойти вместе с ним, — покрываясь румянцем, пояснила девушка.

Она запнулась и опустила глаза, но Тьерри, которого обескуражил новый поворот дела, был ей благодарен. Следовало признать, что общество Жакетты вселяло в него уверенность и избавляло от унылого одиночества. Да и вообще без нее он вряд ли бы остался в живых.

Но ведьма отнеслась к словам племянницы иначе. Она тяжело вздохнула и возвела глаза к закопченному низкому потолку, словно столкнулась с очередным проявлением человеческой глупости.

— Это не доведет тебя до добра, — произнесла она, наконец. – Веришь ты мне?

В устах другого человека эта фраза прозвучала бы обычным предостережением, которыми так щедро делятся люди пожилые и опытные, но тетка Жакетты была колдуньей. И теперь в ее голосе прозвучала даже какая-то печаль, необычная для столь равнодушного создания. Но девушка упрямо покачала головой.

— Сделай это для меня, — произнесла она умоляюще. — Я ведь столько помогала тебе.

Водворилась тишина и стало отчетливо слышно, как гортанно переговариваются за окном горлицы. Тетка и племянница в упор смотрели друг на друга и Тьерри, внезапно оробев, не решался вмешаться в этот немой диалог.

— Ну как знаешь, — наконец, устало произнесла ведьма. – Не моя это забота. А теперь иди и закрой ставни. Не будем времени терять.

— Значит колдовать можно и днем? – спросил Тьерри, когда Жакетта торопливо поспешила к окошку, а ведьма извлекла из складок своей покрытой жирными пятнами и заплатами юбки оплывший свечной огарок.

— Смотря что делать. Такое дело, как сейчас, можно и днем. Ну, а чтобы с хозяином говорить, надо ждать полуночи.

— И как же ты с ним говоришь? Убиваешь каждый раз петуха? – осмелев, поинтересовался Тьерри.

Женщина подняла на него колючий взгляд.

— А ты так хочешь это знать? Хозяин не любит досужего любопытства и за славой не гонится.

— Не гонится за славой? А что же ему нужно?

— Слава у него и так есть. А нужна ему, как и всем, власть. Только намного больше, чем остальным. Вот инквизиторы не смогли заполучить твое тело, чтобы мучить, а хозяин безо всяких пыток получил твою душу.

Тьерри показалось, что у него вырвали сердце и бросили в ледяной погреб.

— Ты же говорила, что душа – слишком большая плата.

— Испугался? Успокойся. Ты ему пока не принадлежишь. Есть у тебя шанс, пока еще ходишь по этой земле. Но если умрешь прямо сейчас, то попадешь прямиком к нему.

Тьерри почувствовал, что сорочка стала мокрой от пота и прилипла к спине.

— Но я ведь не умру?

Ведьма пожала плечами с видом повара, который взялся за приготовление нового для себя блюда и не уверен, что у него получится.

— Не должен. Хотя колдовство по-разному действует. Не передумали еще?

— Нет, — собравшись с мужеством, твердо произнес Тьерри.

Потом он повернулся к Жакетте, лицо которой смутно белело в сумраке. Иногда отблески от крошечного огарка озаряли ее черты и тогда было видно, как блестят глаза девушки и как плотно сжаты губы, от которых отхлынула кровь.

— Ты не обязана, — сказал Тьерри, легонько коснувшись ее руки. И на этот раз говорил он совершенно искренне.

— Я так решила, мессир Тьерри, — глухим голосом ответила Жакетта. – Вы здесь не при чем.

Юноша не стал больше ничего говорить – он просто сжал ее ладонь.

лис и мраморная дама

Ведьма тем временем уже разожгла огонь в очаге и скормила ему пучок какой-то травы из своих запасов. По комнате поплыли клубы сладковатого дыма, от которого у Тьерри закружилась голова, а все предметы вокруг него поплыли в странном танце. Холодные пальцы Жакетты дрогнули в его руке и девушка резко вдохнула, словно ей не хватало воздуха.

Дальнейшее Тьерри видел сквозь серый туман, который то почти рассеивался, то становился плотным, как дождевое облако. Голосом, в котором гром водопада сочетался с шипением змеи, ведьма начала читать заклинание. Тьерри не понимал текста и поначалу не чувствовал ничего кроме волнения и страха. На какое-то время он перестал осозновать происходящее, потому что она вдруг возникла перед ним с ножом в руке и, оттянув ворот сорочки, глубоко рассекла кожу на груди. Тьерри охнул. Крупная темная капля с лезвия полетела в огонь и мгновенно испарилась, зашипев.

Настала очередь Жакетты. Девушка вскрикнула и он разглядел у нее между ключицей и левой грудью не менее глубокий надрез. Юноша подумал, что на этом все и кончится, но дальнейшее оказалось еще хуже. С криком он корчился от боли, словно его подтягивали на дыбе, разрывая мышцы, как пучки соломы. Перед тем, как потерять сознание, он увидел, как упала на пол Жакетта. Ее отчаянные вопли еще звучали у него в ушах, хотя она давно молчала, глядя в потолок неподвижными полуоткрытыми глазами. Тьерри не сомневался, что сейчас умрет и больше всего хотел убить колдунью, но сил на это уже не было.

Продолжение следует…

Галина Кириллович специально для XOXO.Media

Любишь страшные сказки и весёлые истории? Тогда не забывай заходить на страничку XOXO.Media.